Среднее время в игре: 10 часов
Светлая тема

Рецензия на игру Hegemony: Philip of Macedon

Раскопать что-то приличное в куче хлама, которым ежедневно потчуют нас крошечные «независимые» (от денег, издателей и, зачастую, игроков) студии – все равно что выиграть в лотерею. Не миллион или автомобиль, а, например, тысячу рублей. Сомневаюсь, что это изменит ваше финансовое положение, зато настроение наверняка улучшит.

На двух стульях

Hegemony – один из таких приятных сюрпризов. Как и King Arthur: The Role-playing Wargame, она появилась из ниоткуда; никто не думал, что авторы Rival Ball, Triangle Trifle, Vortiball и Stone Cutter однажды соберутся с мыслями и сделают качественный, самобытный и интересный проект. Не только эффект неожиданности роднит две эти игры — жанры тоже близки. Но если King Arthur полагалась на проверенную формулу Total War, то Hegemony попыталась соригинальничать, объединив стратегию и тактику, – совсем как Sins of a Solar Empire.

Ареной для великого противостояния стала Древняя Греция (точнее, вся территория, омываемая водами Эгейского моря). Отец Александра Филипп намерен превратить Македонию в могущественную империю. Неискушенный зритель может принять Hegemony за неудачный клон Rome. Однако достаточно придвинуть камеру, и плоская, будто нарисованная карта преображается в трехмерный ландшафт. Между городами деловито снуют повозки и топают фалангиты, установленные на башнях катапульты обстреливают нападающих. Походовый режим отправлен на свалку, пауза — наш верный друг и союзник. Когда бои идут на разных фронтах, уследить за всем, не прибегая к заморозке времени, нереально.

А вот строительство урезано до минимума. Возводим стены и… неужели все? Почти, ведь они не только повышают обороноспособность полиса, но заодно увеличивают приток налогов в казну и придают жителям чрезмерную самоуверенность. Для чужеземцев, не сумевших отстоять свою свободу, укрепления – сигнал к бунту (в случае чего можно легко отбиться от «карателей»). Вариантов немного: опустошать кошелек и держать постоянный гарнизон либо разбирать кладку, добровольно отказываясь от дополнительной защиты. Хотя никакие стены не спасут, если бойцам нечего кушать. Казалось бы, что тут умничать? Связал города и фермы дорогами — и готово. Но вдобавок еще нужно рассылать свежие плюшки по крепостям и помогать регионам с бедной почвой. Каждое поселение обслуживает лишь несколько «федеральных трасс». Жесткое ограничение порой заставляет игрока принимать нетривиальные решения.

Снабжение здесь вообще крайне важно – такой дотошности нет даже в Total War. В Hegemony нельзя бросать отряды в чистом поле. От голодных солдат в бою мало пользы. Едва на горизонте покажутся чужие знамена, горе-вояки поспешат смазать пятки. В поисках провианта стоит заглянуть в ближайший «колхоз». Соотечественники с радостью поделятся хлебом-солью, а иноземцев и спрашивать не надо (перед уходом не забудьте подпалить амбар). Для тех, кому противны варварские методы, предусмотрена сложная альтернатива – нагрузить тюками рабов или вольных носильщиков и пустить караван чуть позади основных сил.

Такие нюансы выглядят особенно выгодно на фоне примитивной боевой системы. Ключевая роль отведена македонским фалангам – знаменитому изобретению Филиппа. Любой, у кого достанет глупости смелости атаковать ощетинившуюся пиками шеренгу с фронта, обречен на смерть, зато если ударить в тыл, последствия будут куда серьезнее. Убивать всех не обязательно, главное — деморализовать неприятеля. Настигнете «наступающие в обратном направлении» группы – получите возможность взять их в плен (на рудниках всегда нужны рабочие руки) или перерезать. Иначе разбитые части разбредутся по домам и быстро поправят здоровье. Тактика «навалились, поднажали» не слишком увлекает – на первый план выходит число и, конечно, опыт.

Причем в сражениях воины «качают» не силу и броню, а более специфические навыки. Умение обходиться крохами еды сохранит бодрость духа во время долгих переходов, храбрость позволит отряду не замечать потери, знание инженерного дела ускорит осады, налаженная разведка увеличит радиус обзора. Кроме того, на характеристики влияют герои.

Содержание многотысячной армии – дорогое удовольствие, а отложить мешок монет на черный день тут не удастся. Игра учитывает не количество золота в казне, а соотношение между доходами и расходами, хотя сложности в основном возникают от дефицита людей. В Hegemony есть два сорта homo sapiens: македоняне и «все остальные». Из далекой Пеллы на фронт приходят «сертифицированные» гоплиты и фалангиты, покоренные города предоставляют своих ратоборцев. Критские лучники, персидские копейщики, фессалийская конница – настоящее столпотворение народов и раздолье для любителей древней истории.

Чем больше империя, тем труднее ей управлять. Увлекшись завоеваниями, можно прозевать набег мародеров. Усиленный скриптами AI часто использует однотипные ходы, но даже это не спасает, особенно когда внимание сосредоточено на штурме вражеской столицы.

Жаль, что картинка на экране не соответствует величию момента. Угловатые уродцы (среди них хорошо заметна шкафоподобная фигура героя) нехотя тычут друг в друга спичками, приплясывают у городских стен или неуклюже перестраиваются. От малобюджетного проекта глупо ожидать чего-то необычного, и все же обидно, что внешне Hegemony так невзрачна. Приходится уповать на фантазию и старика Гомера.

Филиппики

Устаревшая графика и ряд необходимых упрощений не мешают наслаждаться этой в меру оригинальной и удивительно цельной игрой. Вряд ли у многих хватит усидчивости пройти Hegemony до самого конца, но с тем, что она способна доставить немало приятных часов, не поспоришь.