Среднее время в игре: 1 час
Светлая тема

Рецензия на игру Никопол. Бессмертные

Два одиночества

Во избежание недоразумений, начнем с главного, практически основополагающего для фанатов и предвзятых рецензентов: к Nikopol Бенуа Сокаль (Benoit Sokal) отношения не имеет. Т.е. он, конечно, по-прежнему восседает на первых ролях в White Birds Productions, возможно даже, с его подачи о компании узнал настоящий герой наших откровений. Тем не менее, в титрах инициалам мэтра места не нашлось. Претензии по поводу ущемления достоинства «живого классика жанра квестов» (а уже есть мертвые?) просьба направлять в «Новый Диск».

С другой стороны, имя Энки Билала (Enki Bilal) заметно чуть ли не через строчку. «ВСЕ элементы игры создавались под чутким надзором Энки Билала». Этот скромный француз югославского происхождения прославился трилогией комиксов «Никопол» (1980-1992), которую и по сей день с успехом окуч… продвигает в массы. Скажем, фильм Immortal (ad vitam) снимал режиссер Энки Билал по сценарию Энки Билала на основе комиксов… Ну, вы в курсе. Своеобразный бренд, чье упоминание дорого стоит, будьте уверены.

На берегу бездны

Анонсировали адвенчуру за каких-то три месяца до выпуска в свет. Правда, значимость ее больно преувеличили. Secret of Immortals напоминает заказ, исполненный в максимально сжатые сроки и едва ли не целиком уместившийся в демонстрационном ролике.

Что, к примеру, мешало посвятить несведущих в фантазии Билала? Тех, кто ни сном ни духом, творящийся на экране кавардак может повергнуть в шок. Киберпанк, разумные гигантские клещи, политическая, почти фашистская диктатура, сумасбродные и жадные египетские боги с забавными зобами — и вся эта адская смесь обрушилась на несчастный Париж. А Ванга предупреждала… Кстати, Эйфелеву башню так и не удалось обнаружить на панораме города. С пятидесятого-то этажа!

Приятно сознавать, что средь оркестра царящего хаоса еще остались мужи искусства а-ля Никопол. Свободный художник с явными задатками непризнанного Рембо, точащий свой недовольный зуб на правительство за арест любимого папы, вооружен лишь кистями да красками. И серыми мозгами, само собой. Вот вам и тема «маленького человека». И чего людям на месте не сидится? За окном мерно орут динамики, извещая о пользе шпионства за соседями и друзьями; тайная религиозная секта сопротивления сует записки под дверь; по лестнице грохочут лапы уродливого монстра… Стоп, стоп, стоп.

Анубис с возу, Гор с плеч

Билал и Ко не дают времени на передышку. Парадное меню встречает завораживающим видом оживленного мегаполиса, где на фоне снующих человечков и летающих машинок гордо реют надписи «Загрузить», «Сохранить» и т. п. Ролики пускают в ход все плоское очарование журнальных рисунков — мрачных, искромсанных, налезающих друг на друга. Кадры резво мелькают, бегло знакомя новичков с пришельцами и подвешенной в воздухе пирамидой, а под конец принимая до боли привычные очертания. Не успели мы освежить в памяти спортивные повороты головы на 360° и лягушачьи скачки меж экранами, как сразу же поперли первые испытания на прочность. Если стиль и выдержан на «отлично», то проникнуться им упорно не дают.

Предательства, погони, шифровки, убийства — неплохой список квестов за день? Точнее, за те недолгие часы, что отведены нам на освоение сумбурного сюжета. Смешались в кучу Горы, люди, шпионские вылазки и забеги с секундомером в руке. Оставшийся кусок под завязку забит спесивыми пазлами. Герой крушит кирпичные стены по условленной схеме, на ощупь потрошит код доступа карточки, гоняет электричество в сырости затопленного метрополитена, по винтику разбирает механический замок, а вскоре по новой берется за кирпичи и карточки… Здесь недостаточно логики — здесь нужен нюх!

И не на приторные пазлы, зачастую интуитивно простые. Куда сложнее привязать их к обстановке, понять, почему за напускной спешкой и переживаниями Никопола скрыто так много загадок и так мало смысла. Вселенная тонет в канализациях, в однообразии комнат обветшалых зданий и удручающе монотонных мелодиях. Выщербленный путь спасителя человечества не проливает ни капли света на события «по ту сторону миссии». И поверх этого наложен несомненный литературный шедевр — готическое стихотворение Шарля Бодлера «Веселый мертвец», зачитываемое замогильным голосом. Удачный отрывок для заключительного слова.

…Безжалостно ползя сквозь труп мой, будь готов
Сказать мне: разве есть еще тому мученья,
Кто тело без души, кто мертв средь мертвецов!