Среднее время в игре: 3 часа
Светлая тема

Рецензия на игру BioShock

System Shock 2 вернулся. Под иным именем, от другого издателя, завернутый в ар-деко, агитпроп 1950-х и потрясающие спецэффекты воды. А под ними — то, за что глянцевые журналы и крупные сайты до сих пор называют детище Irrational Games «недооцененным шедевром». Разве что SHODAN не хватает для полного счастья.

Утонувшая утопия

BioShock — повесть о скором расцвете и падении Rapture, уникального поселения для гениальных людей. Его архитектор, доктор Эндрю Райан, мечтал создать на дне океана общество нового типа, в котором нет места бездарям, живущим за счет труда мудрецов. «Человек творит. Паразит вопрошает: „Где моя доля?“» — эта фраза, вышитая золотом на кумачовых стягах, украшает интерьеры подводного мегаполиса.

Собирая под свои знамена выдающихся мыслителей планеты, Райан верил, что сумеет избежать ошибок наземных правителей, но не учел главного: гениям тоже нужно, чтобы кто-то готовил пищу, ремонтировал механизмы, отдраивал до блеска унитазы, наконец. Ослепленный грезами об идеальном свободном рынке, где каждый зарабатывает по способностям, доктор не заметил, как «земля обетованная» стала миниатюрным отражением «верхнего мира» — с расслоением на богатых и неимущих, предрассудками и преследованием инакомыслящих. Кстати, система защиты BioShock от копирования, чье драконовское «правило двух активаций» вызвало скандал еще в день релиза, ему бы понравилась: она две недели мешала «паразитам» запустить пиратскую версию.

Моллюск решил все

Глиняный колосс Rapture споткнулся и рухнул из-за… слизняка. Этот морской моллюск состоит из клеток, схожих по строению со стволовыми клетками homo sapiens, и является источником вещества «ADAM». Оно омолаживает тело и позволяет переписывать генетический код «на лету». Иммунитет к болезням, кардинальная смена внешности, удивительные таланты, от метания молний из пальцев до телепортации — попав в руки ученых, не ведавших угрызений совести, «ADAM» открыл, казалось бы, путь к дальнейшей эволюции расы.

Но судьба распорядилась иначе. Фрэнк Фонтейн, искусный мошенник и делец, сколотивший капитал на контрабанде товаров «извне» и спекуляции «адамом», выступил против Райана, положив начало гражданской войне. Гонка генетических вооружений истощила запасы чудесного препарата. Хуже того — частые вторжения в ДНК привели к вырождению жителей Rapture в сплайсеров — сумасшедших монстров, готовых на все, дабы получить инъекцию.

Райан убил двух зайцев одним ударом, подчинив умы сплайсеров с помощью феромонов и разработав метод добычи «ADAM» из трупов. Программа «Маленькие сестры» обеспечила выпуск живых фабрик по переработке мертвых тканей. Исходным материалом служили… совсем юные девочки. Им имплантировали слизняка, «промывали» сознание набором инструкций, выдавали гигантские шприцы и отправляли на улицы. Вживленный моллюск оберегал ребенка, мгновенно излечивая раны, однако для пущей надежности «сестричку» сопровождал «Большой Папочка» — человек, чьи мозг и внутренние органы пересажены в огромный водолазный костюм.

В декабре 1958-го рабочий класс, подстрекаемый неким Атласом, восстал, и утопия окончательно захлебнулась в крови. Город-сказка, сотрясаемый десятками взрывов, превратился в город-призрак, постепенно поглощаемый океаном. Таким его видит Джек — главный герой BioShock, потерпевший авиакатастрофу над маяком, откуда в Rapture ведет лифт-батисфера. Лужи, водопады из разломов, тела, запустение, алые разводы на полу и стенах — здесь бывшая элита и чернь рвут друг другу глотки за каплю «адама» под неусыпным взором камер и автономных пушек. Лишь дневники с личными аудиозаписями, подобно архивам электронной почты из System Shock 2 и Doom 3, помогают склеить мозаику и понять, что произошло.

Из рации звучит то голос Атласа, умоляющего вызволить жену и сына, то философские тирады Райана, исполненные презрения к незваному гостю. Знакомая ситуация, ведь борьба хаоса и порядка — один из столпов в шутерах Кена Левайна (директора Irrational Games, а ныне — 2K Boston). Нигилисты против идеалистов (BioShock), органический хаос против четкой машинной логики (System Shock 2), фундаменталисты против язычников (Thief: The Dark Project)… Его герои балансируют меж полюсов, стремясь нащупать дорогу к спасению.

Наука и смерть

А для Джека она пролегает через изменение ДНК. Каким бы ни был экшен — «мясным», «интеллектуальным» или «Shooter 2.0» (так западные критики уже окрестили BioShock), суть процесса та же — истребление сотен врагов. Арсенал из семи дежурных орудий убийства — гаечный ключ, револьвер, дробовик, автомат Томпсона, гранатомет, арбалет и распылитель жидкостей, — каждое из которых поддерживает по три вида снарядов (например, напалм, жидкий азот и электрический гель), выручает не всегда. Аналогично System Shock 2, дизайнеры жестко ограничили боезапас, вынуждая подходить к умерщвлению недругов с фантазией и регулярно… снимать негодяев на пленку. Чем чаще мы щелкаем затвором, тем лучше знаем уязвимые точки «моделей», нанося им удвоенный урон. Самым упорным фотографам авторы подкидывают ценные бонусы.

В их числе — плазмиды. Думайте о них как о заклинаниях, благо, здесь они тоже потребляют синюю «ману» (EVE). Быстро лавируя между «пушками» и «магией», вы найдете немало мощных приемов. Скажем, парализовать злодея током и, пока тот трясется в конвульсиях, выпустить очередь из «Томми-гана». Или заморозить, а затем, ловко орудуя ключом, обратить в груду льда. Неплох в бою и телекинез, обычно применяемый для вытягивания аптечек, купюр и иного добра из медвежьих углов (к слову, «физических» головоломок нет) и обезвреживания мин-растяжек. Есть трюки и пооригинальнее, вроде напольной ловушки, швыряющей жертву вверх, и феромона, чей запах сбивает с толку Большого Папочку, заставляя его поверить, что вы — одна из «сестричек».

Едва игрок освоил «магию», оплакал прокрустово ложе шести доступных ячеек и привык к художественному уничтожению фриков, разработчики вводят новый элемент — тоники, то бишь пассивные навыки. Физические тоники улучшают параметры персонажа, инженерные влияют на сложность взлома охранных систем, боевые усиливают и без того убойные эффекты плазмидов. Разновидностей — десятки. Драгоценных слотов — с гулькин нос, но не всякий «напиток» хорош. Так, я ни разу не включал невидимость, требующую от меня стоять смирно и не шевелиться, хотя кто-то, наоборот, придет от нее в восторг: прозрачного Джека не отыщут боты, поднятые по тревоге камерой наблюдения. Я же предпочитал перепрограммировать объективы, турели и их летающих прихвостней, раскалывая задачки в надоедающей мини-аркаде а-ля Pipe Dream.

ADAM и EVE

Хакерская жилка не раз и не два спасет Джека. Кодовые замки, сейфы с дорогими вещами, стационарные пулеметы, автоматы по продаже патронов, медицинские станции и агрегаты «U-Invent» для изготовления редких боеприпасов из запчастей — ничто не устоит перед любителем низких цен! Иногда удается обойтись и без складывания труб на время, потратив «Autohack tool» или уплатив N долларов в незримую кассу. Ну а настенную «лечилку» и вовсе можно расстрелять — на прощание разбитое устройство выплюнет аптечку. Впрочем, веселее взломать механизм и подложить свинью сплайсерам — когда раненый гад снова побежит поправлять здоровье, его окатит струя ядовитого газа. Да и послушные камеры куда полезнее отключенных.

Опции «Hack» нет разве что у секретных киосков «Power to the People», где мы совершенствуем «стволы», и «Gatherer's Garden», торгующих модификациями ДНК. Первым деньги не нужны — они дарят апгрейды нахаляву. Вторым подавай кое-что покруче, чем доллары, — ADAM.

Чтобы подступиться к «сестричке», надо сперва прикончить ее «родителя». Поначалу тет-а-тет с Папочкой — головная боль. Всего один выстрел, и толстокожий, вооруженный до зубов «водолаз», секунду назад не замечавший Джека, взрывается яростью. Страж, как и прочие обитатели Rapture, неглуп: он прекрасно помнит рельеф местности и не впадает в ступор на лестницах. Правда, удовольствие от расправы над смышлеными оппонентами отравляют вита-капсулы, работающие везде, кроме финальной локации. Когда вас воскрешают со стопроцентной гарантией, да еще сбрасывая врагов в «нейтральное» настроение, азарт испаряется. Предельно вежливый интерфейс и контекстные подсказки для новичков — замечательная штука; узаконенный чит, при котором «quicksave» стал банальной защитой от шуток «Горсвета», — слишком великая блажь. С ним и «респаун» — не столько помеха, сколько повод набить карманы за чужой счет.

Победитель Папочки получает приз — право решить участь очередной из 21 девочек, населяющих BioShock. Нажмите «H» (Harvest), и Джек вырвет моллюска из ее тела, прервав нелепую жизнь в обмен на солидный запас «ADAM». Пара таких «операций» — и уже неважно, что за благие деяния вы совершите потом. Концовка вашего путешествия будет плохой (в буквальном и переносном смысле).

Если не казнить — значит, помиловать. Клавиша «L» навеки избавит малышку от слизняка, сделав ее нормальным ребенком. Великодушный поступок дает меньше «адама», чем «сбор урожая», но лишь на первый взгляд. Освобождая «сестер», вы заработаете щедрые подарки от благодарной фройлен Тенненбаум. Ей-богу, неуклюжая дилемма.

В двух шагах от идеала

Эпитета «неуклюжий» достойна не только странная моральная «вилка». Сплайсеры заросли слоями маслянистого «бампа», текстуры нет-нет да режут глаз размытостью, «рэгдолл» от Havok бодрит припадками бездыханных кадавров. Не поймите меня превратно — BioShock красива. Ее яркие антуражи объединены общим стилем и в то же время разнообразны. Водная гладь, особенно в связке с Vista и DirectX 10, неподражаема. Сочетание света, теней, тумана, искр, сочной палитры и мелодий 1950-х производит сильное впечатление.

Да, «уши» Unreal Engine 2.x, вернее, Vengeance Engine, на котором Irrational ваяла проекты до партнерства с Take-Two, порой нагло прут в кадр. Плюс, для игры, чьи события разворачиваются в городе колоссальных размеров, BioShock чересчур тесна; не до абсурда, как Doom 3, но в миллиметре от фола. Печалит и последняя четверть действа. Придумав гениальное в своей простоте объяснение линейного геймплея, мастерски вписав его в сюжетную канву, сценаристы наступают песне на горло и скатываются в затертые штампы. Тут сходство с System Shock 2 вредит идейному отпрыску: внимательные зрители, не забывшие мясорубку на борту звездолета «Фон Браун», тотчас раскусят фокус.

Но портят ли занозы радость от двадцати часов неспешных (и, не считая проблем с углом обзора на широкоформатных дисплеях, почти «безглючных») прогулок по руинам империи Эндрю Райана, педантичного осмотра тайников и прослушивания отлично озвученных дневников? Ни в коем разе.

Join Rapture, and evolve today!

В одном из интервью Левайн рассказывал о том, как обивал пороги ведущих издательств, предлагая им BioShock. «Типичный шутер для РС, он разойдется тиражом в 250 тысяч копий», — говорили ему важные боссы и указывали на дверь. Кусайте локти, недальновидные господа, — вы проворонили кандидата на «Game of the Year».

Would you kindly go buy and play BioShock?

Рецензии пользователей
на BioShock3

Не понимаю, что сверх выдающегося нашли в этой игре. System Shock только под водой, до дикости урезанным RPG элементом, слабой шутерной составляющей, и со злодеем, близко не стоявшим с SHODAN.
Печальная, но чертовски увлекательная история падения города Восторг, поданная в виде шутера с элементами РПГ. Проходится на одном дыхании, запоминается на всю жизнь.
«Взрыв мозга»
«Ну и концовка!»
Подводный экшен-триллер с элементами магии и четким выверенным ретро-стилем подводного города середины 20 века. Момент первого погружения в город - один из самых запоминающихся в шутерах вообще. До сих пор пробирает. Обязательно к ознакомлению, учитывая что сейчас Bioshick можно запустить даже на мобиле. 9,5/10.
«Взрыв мозга»
«Проверено временем»